События

О передаче Императорской власти от Николая II к его брату Великому Князю Михаилу 2 марта 1917 года  (Отвержение русского народа от Самодержавия)

В дни столетия богоборческого клятвопреступного бунта против Российского Самодержавия всем нам, русским людям, важно понять и осмыслить, что именно и почему происходило в то скорбное время для России и мира время. Важно понять высший смысл подвига Святого Царя-Мученика Николая, всех Царственных Мучеников. Нам важно исследовать и точно выяснить, что случилось с Российским Государством, существовавшим к 1917 году более тысячи лет, с Российским Царством, которому насчитывалось 370 лет, с Российской Империей, которой было 195 лет. Важно разобраться в вопросе легитимности (или отсутствия легитимности) передачи власти масонскому временному правительству и учредительному собранию.

Сами понятия «временное правительство» и «учредительное собрание» появились за сто лет до этого еще в проектах переустройства Русского государства, которые составлялись масонами-декабристами, осуществившими в 1825 году первый широкомасштабный клятвопреступный бунт, в котором участвовали широкие слои высшего российского общества. На протяжении ста лет шла идеологическая война и практическая подготовка как внешних врагов России — Англии, Франции и других держав, так и внутренних врагов: «народовольцев», «социал-демократов», «эсеров» к операции по отторжению российского народа от Самодержавия. В этой войне применялась стратегия и тактика масонских и других тайных организаций, орденов по развалу и разрушению традиционного самосознания российского общества, пропагандировались губительные буржуазные, социалистические, коммунистические идеи.

Шел и процесс, называемый «просвещением», «промышленной революцией», «прогрессом», связанный со многими научными открытиями в области естественных наук и развития техники, который многие воспринимали как развенчивание «устаревшей» религии.

Хотя, если внимательно разобраться, ни одно из научных открытий не опровергло ни Священное Писание, ни Священное Предание. Наука могла бороться лишь с «бытовыми» неграмотными интерпретациями людей, далеких от Бога.

Отношение к революции и отвержению от Самодержавной православной монархии русской элиты видно на примере описания кровавой и жестокой Французской революции в гимназических учебниках истории. В начале XIX века превалирует простое описание фактов. После войны 1812 года и в особенности после бунта декабристов 1825 года появляется оценка жестоких злодейств и бесплодности масонской революции. Но уже во второй половине XIX века начинает преобладать отстраненность в описании злодеяния революционеров, гибели миллионов неповинных французов, а к началу XX века учебники уже чуть ли не восхваляют Францию за революцию и кровавый бунт.

Масонство, нигилизм, оккультизм, спиритуализм, падение нравов и, самое главное, отвержение от Бога, Святой Троицы вели высшие слои русского общества к грехопадению и клятвопреступлению по отношению к Помазаннику Божьему. Сакральность и незыблемость Царской власти переставали ощущаться народом, прежде всего элитами. И вина за это лежала не на Царе, а на народе.

Сегодня многие наши сограждане понимают пагубность отвержения от благодатной, Богом освященной Самодержавной Монархии, но многие, вслед за советскими учебниками истории, ошибочно видят в так называемом «отречении» Государя поступок якобы слабого человека, а другие, не знающие досконально обстоятельств февральского бунта, говорят: «хороший был Государь, зачем отрекся?». Третьи, упрощая ситуацию и как бы пытаясь «реабилитировать» Царя, утверждают, что как такового отречения вообще не было.

Так давайте разберемся, что же было?

Прежде всего, не надо путать прирожденного Православного Монарха с диктатором, абсолютным властителем, языческим тираном, которому власть нужна ради самой власти и для которого нет той цены, которую бы он не заплатил, чтобы захватить, преумножить и защитить свою личную власть. Православный Монарх служит не себе и не народу, он служит Богу — Святой Троице, и главная его обязанность — сохранить и преумножить Христову веру в своем народе и во всем мире. Но не путем насилия! Хотя в определенных случаях применение силы и оправдано. Православный Царь — это дар Божий народу, это защитник народа, ведущий народ Божий путем Спасения. Православный Император — не халиф, силою меча обращающий завоеванные народы в ислам. Не Ордынский хан, требующий от подданных военной дисциплины и подчинения. Православный Царь — это отец своему народу. Но, как блудный сын уходит от отца в поиске якобы лучшей жизни, так и народ может отвернуться от своего Царя. Последствия для народа при этом бывают страшные, впрочем, как и для блудного сына. Не Император Николай Александрович отрекся от Престола, от своего Царского служения, а народ в лице руководителей элит отрешил его от Престола, и народ в целом отвергся от Царя и попустил его отрешение. Сам же Царь сделал все возможное, чтобы достойно управлять вверенным ему Богом народом. В тяжелейшую годину смуты, когда клятвопреступники отрешили его от Престола, он сделал все возможное для подавления бунта, а когда это не помогло, достойно попытался передать Царскую власть брату — Великому Князю Михаилу для прекращения волнений, а главное, недопущения полномасштабной гражданской войны и поражения России в мировой войне.

Краткая хронология отрешения Императора Николая Александровича от прародительского Престола. Ноябрь 1916 г. — март 1917 г.

 

1 ноября 1916 г. Лидер кадетов Павел Милюков выступил в Думе, где обвинил правительство в измене. Павел Милюков оклеветал Императрицу Александру Федоровну и также обвинил ее в измене. Эта речь стала началом активной фазы подготовки оппозицией государственного переворота и одним из идеологических обоснований революции. Речь Милюкова широко, миллионами экземпляров распространялась в Петрограде, в Москве и на фронтах.

10 ноября 1916 г. Государь отправил Председателя Правительства Бориса Штюрмера в отставку. Главой правительства назначен Александр Трепов, министром внутренних дел — Александр Протопопов.

15 ноября 1916 г. Открыто железнодорожное сообщение по линии Петроград — Романов-на-Мурмане. Дорога была создана за 20 месяцев.

19 ноября 1916 г. Член правой фракции, бывший монархист Владимир Пуришкевич, выступая в Думе, голословно и ложно обвинил Григория Распутина-Нового в государственной измене.

Декабрь 1916 г. Бывший министр внутренних дел Николай Маклаков предложил Государю распустить Государственную Думу.

Декабрь 1916 г. Государь дважды приказывает исполняющему обязанности Начальника Штаба Верховному Главнокомандующему генералу Василию Гурко перевести проверенные кадровые Гвардейские части с фронта в Петроград. Приказ вроде бы начинает выполняться, но потом его выполнение откладывается. Более того, в январе по указанию Василия Гурко скрытно начинается переформирование многих гвардейских частей с заменой личного состава.

16 декабря 1916 г. Александр Керенский избран генеральным секретарем масонской ложи Великого Востока Народов России.

17 декабря 1916 г. Злодейское убийство в Петрограде Друга Царской Семьи Григория Распутина-Нового. Убит по приказу революционеров и представителей английских и французских спецслужб, в том числе Освальда Райнера и Станислава Лазоверта. В убийстве участвовали также масон, содомит, оккультист Князь Феликс Юсупов, его «друг» Великий Князь Дмитрий Павлович (племянник Императора), бывший монархист В. Пуришкевич. Сам Пуришкевич назвал это злодеяние первым выстрелом революции.

Старец Григорий был великим молитвенником за Царя, Наследника Престола, за всю Царскую Семью. Во многом благодаря его молитвенной поддержке, духовным и практическим советам, расстраивались планы заговорщиков. Дружба Царя и крестьянина была зримым воплощением дружбы и любви Царя и народа.

18 декабря 1916 г. Император Николай II срочно вернулся в Петроград из Ставки в Могилеве.

1 января 1917 г. На приеме в Царском Селе, получая поздравления с Новым Годом, Император Николай II открыто сказал английскому послу Дж. Бьюкенену, что ему, Государю, известно о встречах посла с царскими врагами.

24 января 1917 г. Император Николай II утвердил план кампании на весну 1917 года, предусматривавший разгром австро-венгров и немцев на юго-западе.

27 января 1917 г. Арест Петроградским Охранным отделением «Рабочей группы», готовившей массовые выступления в Петрограде.

1–21 февраля 1917 г. Союзническая конференция в Петрограде, своеобразным итогом которой стало требование «союзников» к Императору Николаю II передать контроль над армией военным представителям союзников и ввести «ответственное министерство». Государь отказался.

14 февраля 1917 г. Александр Керенский, выступая в Думе, фактически призвал к государственному перевороту.

Февраль 1917 г. Указом Государя Петроградский военный округ выведен из подчинения главнокомандующего армиями Северного фронта и выделен в особый военный округ.

22 февраля 1917 г. Император Николай II по просьбе Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего Михаила Алексеева выехал в Ставку в Могилев.

23 февраля 1917 г. Начало организованных беспорядков в Петрограде под предлогом очередей за хлебом.

24 февраля 1917 г. Продолжение беспорядков в Петрограде.

25 февраля 1917 г. В Петрограде донской казак убил полицейского поручика Крылова, пытавшегося вырвать красное знамя из рук демонстранта.

25 февраля 1917 г. Император Николай II направил в Петроград телеграмму с приказом немедленно прекратить беспорядки, то есть подавить их силой.

26 февраля 1917 г. В Петрограде войска вынуждены стрелять по демонстрантам. Начинаются и катастрофически множатся убийства офицеров и полицейских со стороны вооруженных боевиков – мятежников.

27 февраля 1917 г. Опубликован указ Императора о прерывании занятий Государственной Думы.

27 февраля 1917 г. Убийство фельдфебелем Тимофеем Кирпичниковым штабс-капитана И.С. Пашкевича. Начало организованного военного бунта запасных батальонов из новобранцев, не желавших отправления на фронт.

27 февраля 1917 г. Вооруженная толпа мятежников захватила тюрьму «Кресты» и освободила заключенных.

27 февраля 1917 г. В Таврическом дворце образован Временный Комитет Государственной Думы, взявший на себя руководство исполнительной властью России.

27 февраля 1917 г. Образование Временного исполнительного комитета Совета рабочих депутатов — «параллельной» власти во главе с Николаем Чхеидзе и Александром Керенским.

Ночь на 28 февраля 1917 г. Император Николай II спешно покинул Ставку и направился в Царское Село с целью возглавить подавление беспорядков на месте. Перед отъездом Царь направил в Петроград крупный отряд верных частей под командованием генерала Н.И. Иванова и приказал послать на подавление мятежа с фронта до 50 тыс. военнослужащих. Приказ Государя полностью так и не был исполнен, а генерал Николай Иванов, прибыв в Царское село, боевых действий по подавлению клятвопреступного бунта, в нарушение приказа Императора, не начал.

28 февраля 1917 г. Арест революционерами министров Императорского правительства. Массовые убийства и избиения офицеров, жандармов и полицейских.

28 февраля 1917 г. Начальник штаба Ставки генерал Михаил Алексеев признал Временный Комитет Госдумы правительством и передал ему контроль над железными дорогами — основным видом транспорта в то время. Алексеев присоединился к требованию Михаила Родзянко о введении «Ответственного министерства» во главе с Родзянко.

Ночь с 28 февраля на 1 марта 1917 г. Императорский поезд насильственно революционерами не пропущен в Царское Село по прямой ветке и направлен на узловую станцию Дно.

1 марта 1917 г. Формирование Временного правительства.

1 марта 1917 г. Временный исполнительный комитет Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов издает «Приказ № 1», содержащий положение о солдатских комитетах и выборах командиров. Этот приказ положил начало разложению армии.

1 марта 1917 г. Заговорщики фактически лишают Государя свободы перемещения на узловой станции Дно, где его поезд ещё можно было перенаправить на Петроград, они направляют состав на тупиковую ветку во Псков.

1 марта 1917 г. Великий Князь Кирилл Владимирович привел части Личного Экипажа в Таврический дворец и передал себя и их в подчинение Временному правительству.

1 марта 1917 г. Временное правительство де-факто признано союзными державами. Над Зимним дворцом поднят красный флаг.

1 марта 1917 г. Главнокомандующий Северным фронтом генерал Николай Рузский получил по телеграфу требование Родзянко об отречении Императора.

1 марта 1917 г. Начало организованных беспорядков в Москве, мятежники захватывают здание Городской Думы, войска и депутаты переходят на их сторону. Ко 2 марта Москва полностью в руках клятвопреступников.

Ночь на 2 марта 1917 г. В Псков направились представители Временного правительства Александр Гучков и Василий Шульгин. Следующей же ночью они объявили, что Государь отрекся от Престола в пользу своего брата Великого Князя Михаила Александровича.

2 марта 1917 г. Все командующие фронтов и Балтийского флота по требованию генерала Михаила Алексеева выступили за отречение Государя от Престола. Телеграмму не прислал лишь адмирал Александр Колчак.

2 марта 1917 г. Явление в селе Коломенском иконы Божией Матери «Державная», на которой Царица Небесная держит Скипетр и Державу, являя собой заступничество за Святую Русь.

3–5 марта 1917 г. Во многих газетах опубликован так называемый «манифест» Государя «об отречении» и заявление Великого Князя Михаила Александровича о невозможности восприять им Престол без разрешения Учредительного Собрания.

4 марта 1917 г. Государь доставлен из Пскова в Ставку — в Могилев.

6 марта 1917 г. Временное правительство приняло решение об аресте Императора Николая II и его Семьи.

8 марта 1917 г. Генерал Лавр Корнилов арестовал в Александровском дворце Императрицу Александру Феодоровну и Царских детей.

8 марта 1917 г. Генерал Михаил Алексеев объявил Государю, что он арестован.

9 марта 1917 г. Отрешенный от Престола Император Николай II доставлен в Александровский дворец Царского Села и заключен вместе со своей Семьей под стражу.

9 марта 1917 г. Святейший Синод Русской Православной Церкви обратился с воззванием «ко всем верным чадам» с поддержкой «благоверного» Временного правительства, состоящего почти полностью из членов антихристианских масонских лож, придерживающихся революционных взглядов.

9 марта — 31 июля 1917 г. Царскосельское заключение Царской Семьи.

9–11 марта 1917 г. Революционные власти по личному приказу Александра Керенского незаконно эксгумировали и сожгли тело убиенного Григория Распутина-Нового без какого-то либо согласия его родственников и без какой-либо видимой причины. Сожжение явно носило ритуальный характер, а также было связано с тем, что революционеры боялись широкого народного поклонения честным мощам святого старца, которое разрушало бы миф о «плохом» Царе. Других причин для сожжения тела не было. В России подобное святотатство происходило впервые.

Единственный пример — сожжение останков Лжедмитрия I в далеком 1606 году. Его останки тогда были первоначально захоронены в землю на старом немецком кладбище у Серпуховских ворот, где также хоронили безвестных бродяг, висельников и скоморохов. Но когда посреди лета в Москве пошел снег и Москва-река стала покрываться льдом, москвичи решили, что Русская земля не принимает тело малого антихриста, покушавшегося на Царский Престол. К Григорию Распутину-Новому это отношения не имело и иметь не могло.

 

Возвращаясь к скорбным событиям февраля 1917 года, следует отметить, что отречение Царя как юридическая процедура не было прописано в Законах Российской Империи. Тем не менее Император Самодержец, как источник власти в России, своим решением мог изменить Законы Российской Империи или сделать из них исключение, в том числе и в вопросе сложения с себя полномочий, передачи власти или определения порядка престолонаследия. То, что один Государь Император установил, другой может изменить. К примеру, Великий Князь и Государь всея Руси Иоанн Васильевич Великий в 1498 году венчал своего внука Димитрия Иоанновича как наследника и соправителя Русского Государства, хотя по традиции, установленной со времен Великого Князя Димитрия Донского, Престол должен был принять сын Великого Князя Иоанна Васильевича Василий Иоаннович, что впоследствии в 1502 году и произошло, так же по решению Великого Князя. Император Петр I установил в 1722 году Закон о престолонаследии, отменивший установление Великого Князя Димитрия Донского о передаче Престола старшему сыну, и определил, что наследника назначает правящий Император. Император Павел I в 1797 году, в начале своего Царствования, в Акте о Престолонаследии вернулся к установлениям Великого Князя Димитрия Донского.

Конечно, все эти изменения законов и исключения из них совершались в обстановке, весьма отличавшейся от той, в которой находился Император Николай Александрович 1–2 марта 1917 года в заблокированном предателями-генералами около Пскова Императорском поезде. Поэтому следует вспомнить слова князя Николая Жевахова и епископа Арсения (Жадановского) о том, что для верных Николай II остается Царем, тем более что Великий Князь Михаил так и не принял переданный ему Престол.

Передавая престол брату, Великому Князю Михаилу, Император Николай II делал исключение из Законов Российской Империи, но не отменял их. В соответствии с этими законами, сын Великого Князя Михаила Георгий, рожденный вне брака, не мог наследовать отцу, поэтому Наследником по-прежнему оставался Цесаревич Алексей.

Отказ Великого Князя Михаила от принятия Престола (постоянный или временный), на который он имел полное право, тем не менее лишал его Царских полномочий: он не имел права изменять Законы Российской Империи и делать какие-либо исключения из них, например не мог передать власть Временному правительству. То есть до осуществления законного перехода власти Императором по-прежнему оставался Николай II. Поэтому слова составленного В. Набоковым «Манифеста Великого Князя Михаила» от 3 марта 1917 года о передаче власти над Россией Временному правительству не имели никакой силы. Это понимала большая часть Российского образованного общества. В июле 1918 года Святой Патриарх Тихон совершал отпевание Царя как действующего Императора, а в 1981 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви за границей прославил его как Царя-мученика, а не просто как мученика. То есть Царем, Императором Всероссийским Николай оставался до своей мученической смерти.

Все эти исторические факты свидетельствуют о глубоком грехопадении российского общества, и прежде всего его правящей военной и духовной элиты. В открытом предательстве и клятвопреступлении повинны командующие фронтами, генерал-адъютанты Императора, прежде всего начальник Генерального штаба Михаил Алексеев, командующий Северо-Западным фронтом генерал Николай Рузский, генерал-адъютант Алексей Брусилов, генерал Алексей Эверт, виноваты и Великий Князь Николай Николаевич, и другие. Несомненно, то, что происходило 2 марта 1917 года в Пскове вокруг Императора, никоим образом не может считаться законной передачей власти. Переворот готовился заранее, в нём принимали участие самые различные силы; отрешение от Самодержавия в России готовили несколько «колонн»: боевики социал-демократических партий большевиков и меньшевиков, эсеры-террористы, революционная группа Керенского, «прогрессивный блок» во главе с Милюковым и Гучковым, руководители Земских Союзов России во главе с Георгием Львовым и многие другие представители российских политических элит. Предательство свило себе гнезда в самом близком окружении Государя, Самодержцу все труднее было находить верных людей, способных занимать высокие государственные должности. Существующая правящая элита была разложена принадлежностью к масонству, оккультизму, а тем, кто был верен Богу, Царю и Отечеству, «наверх» пробиться было сложно.

Первой откровенной попыткой отвержения от Самодержавия в Царствование Николая II была попытка организации поражения России в японо-русской войне и напрямую связанные с этим революционные действия. Министр финансов Сергей Витте во многом способствовал недостаточной подготовленности страны к этой войне, военная верхушка во главе с генералом Алексеем Куропаткиным всячески препятствовала победе России в войне. Впоследствии Витте, пользуясь полученными от Государя полномочиями, безосновательно отдал Японии пол-Сахалина, хотя японцы готовы были подписать мир и без этого, по существу, «вничью». Однако тогда, в 1905 году, попытка государственного переворота не удалась: в целом армия и народ остались верны Государю, а гвардейские Семеновский и Преображенский полки сумели подавить восстание в Москве и бунты вдоль Транссибирской магистрали малой кровью: погибло менее 1,5 тысяч человек, в то время как только 2 марта 1917 года бунтовщики в Петрограде и его окрестностях убили гораздо больше верных долгу военных и гражданских служащих.

Повеления Императора открыто не исполнялись задолго до февраля 1917 года. Царь неоднократно повелевал генералу Куропаткину разгромить японцев, однако тот приложил все усилия, чтобы мастерски создавать видимость борьбы с японцами, но не победить их. Ближайшее Царское окружение, которому Государем было запрещено преследовать Друга Царской Семьи, крестьянина Григория Ефимовича Распутина-Нового, не просто преследовало его, но и соучаствовало в его убийстве. Исполняющему обязанности начальника Штаба Верховного Главнокомандующего Василию Гурко Государь неоднократно еще в конце 1916 года указывал на необходимость заменить части, стоявшие в Петрограде, с запасных (собранных из новобранцев и не желавших идти на фронт) на фронтовые верные гвардейские, но под разными предлогами этот приказ не выполнялся и так и не был выполнен. Более того, начался процесс расформирования гвардии. Подобные примеры, увы, не единичны.

Известно, как в 1917 году военное руководство в Петербурге и руководители генштабов и фронтов блокировали все попытки Государя подавить февральский мятеж, по сути, отказываясь бороться со смутой. К 28 февраля мятежниками был захвачен Петроград и взяты под контроль все министерства, в результате чего в том числе в руках мятежников оказалось железнодорожное сообщение по всей России. Ко 2 марта в их руках оказалась и вторая столица, Москва. Государь, находившийся 1–2 марта под необъявленным, но фактическим арестом в своем поезде в Пскове, лишенный не только связи с Семьей, но и возможности командовать войсками, был поставлен в безвыходное положение. С юридической точки зрения в такой ситуации даже совершенно правильно оформленный манифест не мог считаться свободным волеизъявлением Государя, а посему и для русского народа, для нас, не может считаться законным отречением. Попытки масонских заговорщиков заставить Государя подписать составленный ими текст никоим образом не могут считаться в этой ситуации законными для русского народа.

К тому же по законам Российской Империи процедура передачи власти была регламентирована и должна быть точно и неукоснительно соблюдена. Даже квартиру мы не можем передать другому лицу, не оформив надлежащим образом договор и не зарегистрировав переход права собственности в государственных органах. Что же говорить о передаче правления всей Державой Российской со всем движимым и недвижимым имуществом?!

Уже тогда все окружение Императора и армия прекрасно понимали, что отречение за Наследника, Цесаревича Алексея, которому в тот момент было 13 лет, не соответствует законам Российской Империи и должно быть особо оговорено в Царском манифесте. Документ, свидетельствующий о сложении Государем своих полномочий и передаче их Наследнику Престола, должен называться Манифестом и обладать всеми необходимыми в этой ситуации реквизитами. По законам Российской Империи любой манифест Императора вступал в силу только тогда, когда был оглашен и утвержден в Сенате и опубликован по поручению Императора в правительственной газете, а никак не в «Известиях совета рабочих депутатов» по поручению неизвестных лиц. Только после публикации манифеста Императора о передаче власти одновременно с публикацией Манифеста нового Государя о вступлении на Престол оба документа обретали силу. Одновременная же публикация двух документов: якобы подписанного Государем манифеста и так называемого отказа Великого Князя Михаила от принятия Престола («четырехвостки»), являлась юридической бессмыслицей, противоречившей Российским Законам, традициям русского народа и не влекущей за собой никаких последствий. Поэтому можно твердо и уверенно сказать, что независимо от того, была или не была подписана Императором 2 марта в Пскове какая-то бумага об отречении, фактически в России происходило отвержение народа от Самодержавной власти, беззаконное действие, осуществленное преступниками, нарушившими и воинскую, и гражданскую присягу, и соборную клятву русского народа 1613 года, о которой всему народу совсем недавно, в 1913 году, напоминали в связи с 300-летием Дома Романовых.

Именно поэтому необходимо очень точно определить, что произошло в эти дни с позиции Государя и что же сделал сам Государь.

Безусловно, никакой инициативы в отречении со стороны Императора не было, и поэтому широко известная и распространенная легенда (о слабости и безволии Царя, страхе перед народным негодованием, заставившим его добровольно отречься) является просто большевистской фальшивкой, не имеющей ничего общего с фактами. Но и представлять Императора в данной ситуации беспомощной жертвой обстоятельств, не имевшей никакого выбора, мы тоже не имеем права.

Мы знаем, что Император Николай II был человеком сильной воли, острого ума и большой духовной силы. Поэтому, несмотря на внезапность и страшную тяжесть ситуации (нравственную, духовную тяжесть, именно об этом слова об «измене, трусости и обмане всего окружения»), Государь имел возможность взвесить все возможные последствия и, исполняя свое Царское служение, принял сознательное, ответственное решение о своем отходе от власти. Сам он это свое решение называл отречением, и этим же словом это решение называли и самые близкие ему люди: мать, Императрица Мария Федоровна, и жена, Императрица Александра Федоровна. И как бы двусмысленно это слово ни звучало, мы должны его принять.

Для Государя как человека наиболее важным в жизни было его Царское служение, он ощущал себя Хозяином земли Русской, а не временщиком, и все его поступки как государственного деятеля определяло это ощущение глубочайшей ответственности перед Богом за сохранение и укрепление Самодержавной России, чтобы, когда придет час, передать ее Наследнику Цесаревичу еще более сильной и крепкой, чем он сам получил от своего отца. И даже оказавшись перед лицом позорного предательства своих генералов и депутатов Госдумы, он прежде всего думал о России.

Безусловно, Россию Государь видел только Самодержавной, и ни о каком отступлении от этого государственного устройства речи не могло быть. Что же было наиболее важным для России в тот момент? Прежде всего успешное продолжение боевых действий и спокойствие и стабильность в тылу. Стабильность в той мере, в какой она была возможна. Любое нарушение еще существовавшего равновесия (хотя уже и расшатанного провокаторами и предателями, организовавшими беспорядки в Петрограде) могло повлечь за собой стремительное наступление еще достаточно сильной германской армии на Петроград, до которого от Риги было недалеко, а вслед за этим — еще большие беспорядки и гражданскую войну на территории России.

В этой ситуации мог ли Государь предпринять какие-то активные действия, как-то активно сопротивляться заговорщикам, например стрелять в генерала Николая Рузского или обратиться за помощью непосредственно к войскам? Генерал Рузский вел свое предательское дело тонко и не давал даже повода для этого, все сваливая на начальника штаба Михаила Алексеева и Председателя Государственной Думы Михаила Родзянко. В защиту Государя была готова выступить гвардия, возможно, и многие другие командиры дивизий и полков, но между ними и Императором стояло высшее армейское руководство, которое было на стороне мятежа. Государь был окружен придворными, в верности которых он не мог быть уверен, по существу, заблокирован, пленен. Обе столицы и железные дороги были уже в руках мятежников. Высока степень вероятности, что при попытке освободиться из-под «опеки» Рузского и Алексеева Государь был бы убит (и, как мы знаем, сами заговорщики, тот же Александр Гучков, такой вариант развития событий предусматривали). Естественно, прямым следствием неожиданной гибели Царя была бы немедленная и резкая дестабилизация ситуации в стране, наступление немцев, начало гражданской войны, которую заговорщики были бы уже не в силах остановить. Государь не имел права рисковать своей жизнью. Впрочем, даже если бы Государю удалось связаться с верной присяге воинской частью и начать вооруженные действия, по сути, эти действия у линии фронта также были бы сигналом к началу гражданской войны, которая означала бы немедленное поражение России в войне и скорое полное разрушение страны, в которой уже не было бы православного Царя-Мученика Николая II, совершившего свой искупительный подвиг за русский народ.

В этой ситуации единственной возможностью попытаться сохранить российское государственное устройство и относительную стабильность была передача Престола брату Михаилу, так как Наследника Цесаревича Алексея изменники-революционеры постарались бы как можно быстрее физически устранить, «залечив» или отказав ему в правильной медицинской помощи.

В начале марта 1917 года еще оставалась надежда, что народ вскоре вразумится, придет с покаянием к Царю и попросит его вернуться на трон. И этот исход еще в сентябре-октябре 1917 года был вполне вероятен: если бы Керенский со своими подручными остался во главе Временного правительства еще полгода или год, их бездарность и лживость окончательно стала бы всем очевидна, и русский народ мог одуматься и с покаянием просить Царя вернуться на Царство. Именно поэтому, выполняя указания своих масонских хозяев с Запада, Керенского сменили большевики, люди, стремившиеся к безграничной власти любым путем, через любую кровь, через открытый массовый террор и геноцид русского народа.

Не могу согласиться с утверждением некоторых авторов о том, что Государь не сразу, а только спустя какое-то время после 2 марта увидел Волю Божию в том, что происходит, и не стал противиться обнародованию своего якобы не бывшего на самом деле отречения. Ни в одном из воспоминаний ни одного из близких к Государю людей мы не встречаем ни одного упоминания, ни одного намека на такой ход событий.

Напротив, из приведенных ниже дневниковых записей и воспоминаний как самого Государя, так и его близких, видевших его вскоре после страшных и трагических событий 1–2 марта, следует, что Государь ясно увидел и мужественно, с невероятной стойкостью принял Волю Божию об удалении от Престола, об оставлении власти ради сохранения страны. В подлинности дневниковых записей Императора Николая II и Императрицы Марии Федоровны нет оснований сомневаться. Перечитаем эти краткие записи.

«Дневники Государя 2–12 марта

1-го марта. Среда

Ночью повернули с М. Вишеры назад, т. к. Любань и Тосно оказались занятыми восставшими. Поехали на Валдай, Дно и Псков, где остановился на ночь. Видел Рузского. Он, [Юрий] Данилов и [Сергей] Саввич [генералы штаба Северного фронта] обедали. Гатчина и Луга тоже оказались занятыми. Стыд и позор! Доехать до Царского не удалось. А мысли и чувства всё время там! Как бедной Аликс должно быть тягостно одной переживать все эти события! Помоги нам Господь!

2-го марта. Четверг

Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т. к. с ним борется соц[иал]-дем[ократическая] партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с кот[орыми] я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!

3-го марта. Пятница

Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный. Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. В 8.20 прибыл в Могилёв. Все чины штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне. В 9½ перебрался в дом. Алексеев пришёл с последними известиями от Родзянко. Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четырехвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше.

4-го марта. Суббота

Спал хорошо. В 10 ч. пришёл добрый Алек [Принц Александр Петрович Ольденбургский]. Затем пошёл к докладу. К 12 час. поехал на платформу встретить дорогую мама?, прибывшую из Киева. Повёз её к себе и завтракал с нею и нашими. Долго сидели и разговаривали. Сегодня, наконец, получил две телеграммы от дорогой Аликс. Погулял. Погода была отвратительная — холод и метель. После чая принял Алексеева и Фредерикса. К 8 час. поехал к обеду к мама? и просидел с нею до 11 ч.

8-го марта. Среда

Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10½ ч. пошёл в дом дежурства, где простился со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к мама? в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4½ час. Простился с ней, Сандро [Великий Князь Александр Михайлович], Сергеем [Великий Князь Сергей Михайлович], Борисом [Великий Князь Борис Владимирович] и Алеком [Принц Александр Петрович Ольденбургский]. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моем поезде!

Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо.

9-го марта. Четверг

Скоро и благополучно прибыл в Царское Село — в 11 ч. Но, Боже, какая разница, на улице и кругом дворца, внутри парка часовые, а внутри подъезда какие-то прапорщики! Пошёл наверх и там увидел душку Аликс и дорогих детей. Она выглядела бодрой и здоровой, а они все лежали в темной комнате. Но самочувствие у всех хорошее, кроме Марии, у кот[орой] корь недавно началась. Завтракали и обедали в игральной у Алексея. Видел доброго Бенкендорфа. Погулял с Валей Долг.[оруковым] и поработал с ним в садике, т. к. дальше выходить нельзя! После чая раскладывал вещи. Вечером обошли всех жильцов на той стороне и застали всех вместе».

Подлинный собственноручно написанный Императором Николаем II последний приказ к армии от 8 марта 1917 года (не путать с фальшивкой, изготовленной генералом-предателем Михаилом Алексеевым):

«К вам, горячо любимые мною войска, обращаюсь с настоятельным призывом отстоять нашу родную землю от злого противника. Россия связана со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе. Нынешняя небывалая война должна быть доведена до полного поражения врагов. Кто думает теперь о мире и желает его, тот изменник своего Отечества — предатель его. Знаю, что каждый честный воин так понимает и так мыслит. Исполняйте ваш долг как до сих пор. Защищайте нашу великую Россию изо всех сил. Слушайте ваших начальников. Всякое ослабление порядка службы (дисциплины) только на руку врагу. Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к Родине. Да благословит вас Господь Бог на дальнейшие подвиги и да ведет вас от победы к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий»[1].

Изменник Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего М.Алексеев так и не довел этот приказ до армии.

В этом прощальном приказе ни слова о так называемом временном правительстве, ни слова об учредительном собрании нет. Есть главный посыл к армии: соблюдать субординацию, слушать начальников, бороться с врагом, которого воины знают в этой небывалой войне.

Некоторые исследователи, которые сомневаются в подлинности дневниковых записей Царя, приводят выдержки из воспоминаний Анны Танеевой (Вырубовой). Говоря о пережитых им днях в Пскове, Император Николай II, по ее воспоминаниям, сказал: «Видите ли, это все меня очень взволновало, так что все последующие дни я не мог даже вести своего дневника»[2].

Приводимым воспоминаниям А.А. Танеевой (Вырубовой) можно найти и другие объяснения. Танеева могла не точно запомнить слова Императора, например, он мог сказать «я не мог даже толком вести своего дневника», или, например, Император мог сделать записи в дневник двумя неделями позднее (задним числом), в связи с этим понятны возможные небольшие нестыковки во времени в отношении тех или иных событий тех бурных дней. Важно учитывать и то, что и для Императора, и для Императрицы, как и для всех, кто их окружал, дни начала марта были временем необычайно тяжелых испытаний, и память могла в чем-то подвести А.А. Танееву (Вырубову).

Русский Издательский Центр имени святого Василия Великого совместно с кандидатом исторических наук Петром Мультатули передали для экспертизы фотокопии восьми образцов почерка Императора Николая II для сравнения с почерком на фотокопии дневников Государя от 2 марта и ряда последующих дней. Профессиональный эксперт-почерковед, проведя экспертизу, пришла к выводу, что записи в дневнике были сделаны, скорее всего, самим Императором Николаем II. По предложению Петра Мультатули в экспертизе особо исследовались и отдельные слова, например слово «отрекся». Отсутствие стопроцентной категоричности в экспертном заключении связано с тем, что исследовались фотокопии. (Заключение специалиста № 95/15 от 06 марта 2015 г. С.М. Алферова АНО «Независимый экспертно-консультативный центр «Кононъ».) Внимательный осмотр в 2013 году оригиналов дневников Императора Николая II за март 1917 года, хранящихся в ГАРФе, проведенный руководителем Русского Издательского Центра, не выявил каких-либо подчисток, исправлений и вообще каких-либо видимых признаков подделки дневников Государя. Что касается так называемого «Манифеста об отречении», точнее, телеграммы неизвестному начальнику штаба, общее впечатление от осмотра оригинала этого документа совершенно иное: это, скорее всего, подделка. Напротив, дневниковые записи матери Государя, Императрицы Марии Феодоровны, сделанные в марте 1917 года на стародатском языке в характерном для нее стиле, изъятые у нее большевиками в Крыму в 1918 году, которые были переданы в ГАРФ ранее 2000 года, совпадают по почерку с документами, написанными ею в Дании в 1920-х годах, уже после ее эмиграции из России, и производят впечатление подлинных.

 

«Дневниковые записи Императрицы Марии Федоровны

3 марта. Пятница. Могилев. Ставка

Спала плохо. Находилась в сильном душевном волнении. Поднялась в начале 8-го утра. В 9 ¼ пришел Сандро с внушающими ужас известиями — как будто Н[ики] отрекся в пользу М[иши]. Я в полном отчаянии! Подумать только, стоило ли жить, чтобы когда-нибудь пережить такой кошмар! Он (Сандро) предложил поехать к нему (Ники) и я сразу согласилась. Видела Свечина, а также моего Киру [Кирилл Анатольевич Нарышкин, флигель-адъютант, генерал-майор свиты ЕИВ], который прибыл из Петерб[урга], где на улицах стреляют. Долгор[уков] также прибыл оттуда сегодня утром и рассказывал о своих впечатлениях. Бедняга Штакельберг [начальник военно-лечебных заведений, генерал-лейтенант, граф] также убит в своей комнате. Какая жестокость! Навестила Беби [Великая Княгиня Ольга Александровна] в надежде, что она тоже поедет с нами, но она еще не выздоровела. Я нахожусь от всего в полном отчаянии! Мы попрощались в 8 часов. Поехала даже не на своем собственном поезде, который в настоящий момент находится в Петерб[урге].

4 марта. Суббота

Спала плохо, хотя постель была удобная. Слишком много волнений. В 12 часов прибыла в Ставку, в Могилев, в страшную стужу и ураган. Дорогой Ники встретил меня на станции. Горестное свидание! Мы отправились вместе [в] его дом, где был накрыт обед вместе со всеми. Там также был Фредерикс, Сер[гей] М[ихайлович], Сандро, который приехал со мной, Граббе [ А.Н.Граббе, Начальник собств. ЕИВ Конвоя, граф, ген-майор], Кира, Долгоруков, Воейков [В.Н.Воейков, генерал-майор свиты ЕИВ, флигель-адъютант], А.Лехтенбергский, Ежов [М.Г.Ежов, инспектор Императорских поездов] и доктор Федоров. После обеда бедный Ники рассказал о всех трагических событиях, случившихся за два дня. Сначала пришла телеграмма от Родзянко, в которой говорилось, что он должен взять ситуацию с Думой в свои руки, чтобы поддержать порядок и остановить революцию, затем — чтобы спасти страну — предложил образовать новое правительство и Ники [невероятно!] отречься от Престола в пользу своего сына. Но Ники, естественно, не мог расстаться с сыном и передал трон Мише! Все генералы телеграфировали ему и советовали то же самое, и он наконец сдался и подписал манифест. Ники был неслыханно спокоен и величественен в этом ужасно унизительном положении. Меня как будто оглушили. Я ничего не могу понять! Возвратилась в 4 часа, разговаривали с Граббе. Он был в отчаянии и плакал. Ники пришел в 8 часов ко мне на ужин. Также был Мордвинов. Бедняга Ники открыл мне свое кровоточащее сердце, и мы оба плакали. Он оставался до 11 часов [неразборчиво] — прибытие в Могилев.

5 марта. Воскресенье

Была в церкви, где встретилась с моим Ники, молилась сначала за Россию, затем за него, за себя, за всю семью.

..........

Ники был чрезвычайно спокоен. Все те страдания, которые он испытывает, выше всякого понимания! Я возвратилась обратно в 4 часа. Фредерикса хотят арестовать, поэтому он хочет ехать в Крым! Настоящая беспричинная подлость лишь из-за его титула. Мы попрощались. Он настоящий рыцарь.

6 марта. Понедельник

...На сердце ужасно тяжело — что еще может произойти? Господи, помоги нам! Какая жестокость! За все происшедшее очень стыдно. Главное, чтобы все это не повлияло на ход войны, иначе все будет потеряно! К ужину пришел Ники. Оставался у меня до 11 часов. Мы узнали, что по дороге арестовали беднягу Фредерикса. Он, к сожалению, был очень неосторожен и отправил шифрованную телеграмму о том, что едет в Петерб[ург]. Как глупо и как жаль! Прямо на глазах у Ники над Гор[одской] думой вывесили два огромных красных флага!»

9 мартаЧетверг

...Господи, помоги нам и защити моего бедного Ники! К чаю пришли Борис [Великий Князь Борис Владимирович] и Сергей [Великий Князь Сергей Михайлович]. Они все присягнули новому правительству. Как же все это отвратительно!..

Императрица Мария Федоровна жила 2 года на Южном берегу Крыма, с 1917 по 1919 годы. Потом вынуждена была эмигрировать на свою первую Родину, в Данию, бывала и в Англии, встречалась со многими людьми. Нигде не упоминала о том, что сам факт отречения Государя Императора Николая II от Престола был фальсифицирован заговорщиками-генералами и депутатами-руководителями Государственной Думы.

На слова Государя о своем отречении и передаче Престола брату Михаилу ссылается в своих воспоминаниях и протоиерей Афанасий (Беляев), служивший Пасхальную литургию 1917 года, исповедовавший Государя и беседовавший с ним. (А.Н. Боханов, «Исторический архив» 1993 г., № 1.) Память могла исказить конкретные формулировки, но общий смысл вряд ли.

Это же касается и прощания Царя с войсками, самого факта этого прощания, который несомненен. Как справедливо пишет Андрей Мановцев: «Он бы не стал притворяться, подыгрывая тем, кто лишил его власти. Люди, близко знавшие Императора, знали его правдивость и, в противоречие с расхожим мнением, отсутствие пресловутой “слабости”. Они должны были прекрасно понимать, что если Царь не пойдет на какое-либо согласие, а будет лишь “подставлен” невозможностью опровергнуть подложные документы, то станет для них крайне опасной личностью — через тот моральный капитал, которым будет внутренне тогда обеспечен. Александр Гучков признавался перед смертью, что в случае отказа Императора отречься от Престола планировалось просто его убить. Нет сомнения, что так бы и сделали» (Отречение Николая II: Миф или реальность? http://www.taday.ru/text/926879.html).

О годовщине отречения пишет в своем дневнике Императрица Александра Федоровна в Тобольске, в марте 1918 года.

Как же относиться к ныне известному нам и, скорее всего, сфальсифицированному акту об отречении на бумаге формата А3, сложенного вдвое в формат А4 подписанного карандашом, ко всему фарсу, разыгранному заговорщиками? Мы не знаем и вряд ли узнаем достоверно, в какую форму облек Государь свое твердое внутреннее решение. Можно лишь допустить, что своё отречение Государь связал с какими-то категоричными условиями, которые не захотели исполнять заговорщики. И для того им понадобилась фальшивка, текст которой, они, видимо, составили ещё до своей поездки во Псков. Но там Государь внес какие-то кардинальные исправления, о факте которых вспоминают практически все свидетели события, однако не касаясь сути тех исправлений. Главное — само решение, готовность к оставлению Престола, так же как это сделал в свое время Царь Иоанн Васильевич Грозный, оставивший Москву и отошедший в конце 1564 года в Александровскую Слободу, когда конфликт с боярами дошел до крайней точки и решался вопрос, по какому пути пойдет развитие Монархии в России: по Польскому образцу с выборным Королем и широкими полномочиями шляхетского сейма или по образцу Православной Ромейской Империи. Действия первого русского Царя Иоанна Васильевича тогда привели к отрезвлению всего народа, в том числе и бояр — членов Государевой Думы, Митрополита и епископов. Главное, что все купцы, весь посадский люд, весь народ, осознав оставление их Помазанником Божьим, восприняли это как оставление их Богом, и благодатный страх Божий привел их в Александровскую Слободу бить челом и просить вернуться Иоанна Васильевича на Царство.

Возвращаясь в XX век, можно спросить, насколько решение Императора Николая II о передаче власти родному брату — Великому Князю Михаилу было осознанной жертвой Государя ради восстановления спокойствия, ради спасения страны? Можем ли мы считать эту жертву напрасной?

Государь в своем дневнике 3 марта 1917 года пишет: «В Петрограде беспорядки прекратились — лишь бы так продолжалось дальше».

Весь последующий год Царственная Семья внимательно следила за событиями в стране, ходом войны, продолжая молиться и надеяться, что Господь не допустит разрушения страны.

Через год большевики, которые использовали трудности войны как рычаг для захвата власти, заключили позорный кабальный Брестский договор, против которого возражали практически все политические силы, от левых до правых. Воспитатель Царских детей Пьер Жильяр говорил следователю Н.А. Соколову: «Этим договором [Брестским, 1918 года] Его Величество был подавлен как тяжким горем». Пьер Жильяр сообщал Соколову и о своих разговорах с Государыней: «В связи с Брестским договором Государыня однажды выразила сожаление, что даже отречение Государя от Престола не принесло никакой пользы для России. …оказалась бесполезною жертва, которую принес Государь, чтобы избежать внутренней, междоусобной войны во время войны против немцев» («Дневники», с. 294).

Но жертва Государя не была напрасна. Если бы широкомасштабная гражданская война и, как следствие, оккупация сильной ещё тогда Германией европейской части России произошли весной 1917 года, последствия для России и русского народа могли быть гораздо тяжелее. Царице Александре, не знавшей о скором поражении Германии, эта разница видна не была.

Главное же еще и в том, что Государь в разразившейся в России гражданской войне повинен не был.

Еще раз подчеркнем: большую гражданскую войну развязали большевики, которые иначе, как с помощью большой крови — массового террора и обмана народа, удержаться у власти не могли. Принятый ими подлый и предательский Брестский договор с противником потряс всю Россию и окончательно расколол Российское общество, став одним из спусковых крючков большой гражданской войны, когда немцы к июню 1918 года заняли территорию, на которой проживала треть населения России, от Нарвы до Ростова на Дону. Надо сказать, что противоположной большевикам стороной в гражданской войне, по крайней мере вначале, руководили те же февралисты: представители армейской верхушки генералы-предатели Михаил Алексеев и Лавр Корнилов, самарский эсеровский КомУч (Комитет Учредительного собрания), среди противников действовал руководимый Антантой чехословацкий корпус, поддержанные немцами украинские националисты и другие.

В белом движении участвовали и монархисты (вспомним генералов Федора Келлера, Михаила Дитерихса, Сергея Маркова, подполковника Владимира Каппеля). Но впервые монархический лозунг появился лишь в 1922 году на Дальнем Востоке, на знамени Земского ополчения генерала Михаила Дитерихса, это стало одним из первых актов покаяния русского народа в грехе отвержения от Императора и попустительства Цареубийства. Голод, разрушение страны, гибель более 10 миллионов человек лежит тяжким бременем на революционерах всех мастей, но не на Государе, который сделал все, чтобы этого не допустить. Вначале — жестко старался подавить беспорядки в Петрограде, а потом, когда встретился с прямым неподчинением и всецелым предательством высших слоев, — ушел, чтобы предотвратить широкую братоубийственную войну. Это был сильный поступок, поступок сильного человека, поступок любви к своему народу.

Его насильственно отрешали от Престола, а он, видя такое отступничество, ушел добровольно.

Как всякий истинный православный христианин, а тем более Помазанник Божий, Царь Николай II искренне и нелицемерно стремился всю свою жизнь уподобить жизни Спасителя нашего Иисуса Христа. И в духовном смысле этот его шаг был безусловно искупительным подвигом, искупительной жертвой, принесенной ради спасения Отечества и русского народа.

Он и его супруга, и дети были полностью неповинны в нарушении клятв русского народа — Соборного решения 1613 года об обретении Царя Михаила Романова, и присяги на верность Царю Николаю II, принесенной при его восшествии на Престол в 1894 году и приносившейся впоследствии юношами по достижении совершеннолетия. И как невиновный в этом грехе, Государь своей жертвой мог искупить грех измены и клятвопреступления русского народа.

Нельзя сказать, что эта измена произошла «вдруг», внезапно, в феврале 1917 года. Уже в XVII веке в обществе были сознательно изменившие Соборному решению, их количество и роль, влияние в обществе, к сожалению, росло век от века. Первыми на этом пути были некоторые старообрядцы, проклинавшие Царя (и его потомков) и Российскую Православную Церковь за «преступления против веры», а позднее в значительной своей части старообрядцев-беспоповцев впитавшие в себя различные ереси и сами далеко ушедшие от православной веры. К XX веку старообрядчество, отношение к которому со стороны государства стало значительно мягче, было значительной силой, боровшейся и поддерживавшей борцов с Самодержавным устройством Российского государства. Следующим шагом стало масонство: от Новикова и Радищева при Императрице Екатерине Великой из масонских лож выходили разрушители Российской государственности, придерживавшиеся разной тактики, но имевшие одну цель. Это и «Канальский цех» Петра Каховского в 1797 году, и заговор графа Петра Палена, организовавшего в 1801 году злодейское убийство благоверного Императора Павла I; из масонских лож выросли тайные общества клятвопреступников-декабристов, готовившие истребление всего Царствующего Дома; XIX век стал веком расцвета масонства и появления все новых и новых преступных групп, на совести которых многочисленные покушения на Царей из Рода Романовых, кровавое убийство Императора Александра II. Вначале Герцен, затем «петрашевцы», «народовольцы» завоевывали все большее влияние в обществе и распространяли, подобно заразе, измену и клятвопреступление. Террористические организации росли и становились все более и более открытыми: эсеры, «социал-демократы» — большевики и меньшевики... Только в Царствование Императора Николая II от их рук погибли более 20 тысяч верных Царю и России подданных. Нельзя забывать и о националистических движениях: польских, грузинских, еврейских и других организациях.

В феврале 1917 года отступничество от Царя и Бога значительной части высших слоев русского общества, порожденное масонством, социализмом и другими западными идеями, привело к отрешению Государя Императора от прародительского Престола.

Если от присяги на верность себе Государь мог освободить русский народ своим отречением от Престола в пользу брата Михаила, то от Соборной клятвы 1613 года на верность Царям и Наследникам из рода Романовых, нынешним и будущим, естественно, не мог. Не только ему давалась эта клятва. Он мог лишь искупить грех нарушения этой соборной клятвы своим мученическим подвигом: «Нет той жертвыкоторую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения Родной Матушки России».

Этот подвиг Царя Николая — подвиг Мученика, Великомученика, Страстотерпца — был начат в блокированном Царском поезде во Пскове 2 марта 1917 года и завершен в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге в Ипатьевском доме; в этом и есть уподобление подвигу Господа нашего Иисуса Христа — от Его моления в Гефсиманском саду до Креста на Голгофе.

В определенной степени (хотя далеко не во всем) этот христианский подвиг сопоставим с подвигом первых прославленных русских святых, Страстотерпцев и Мучеников Князей Бориса и Глеба, отказавшихся от братоубийственной войны, от выступления против старшего брата, Великого Князя Святополка, принесших себя в жертву ради сохранения мира и спокойствия в Российской христианской Державе, ради недопущения междоусобной гражданской войны в начале XI века за девять столетий до описываемых событий [Бойко-Великий В. Подвиг Князей Страстотерпцев и Мучеников Бориса и Глеба // Болотин Л. Странствия по времени: Древняя Русь сквозь призму «Повести Временных Лет» М.: 2015. С. 686].

Именно 2 марта 1917 года, в день подвига Государя, в день его добровольного отречения от Престола при всеобщем предательстве штабных генерал-адъютантов, руководства Государственной Думы и других элит России, их клятвопреступления и отречения от православного монарха — в это самое время в резиденции первых русских Царей и Великих Князей в Царском селе Коломенском в Храме Вознесения Христова (построенного в честь Рождества первого Русского Царя Иоанна Васильевича Грозного) произошло чудесное явление Державной иконы Божией Матери: Царица Небесная приняла от Императора Николая II его Царскую корону, скипетр и державу в знак надежды спасения русского народа, самого Русского Царства, скрывшегося до времени под спудом.

Думал ли Государь о своем поступке 2 марта 1917 года как об искупительной жертве? Неизвестно. Но в своей телеграмме Председателю Государственной Думы в те дни он писал: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родимой Матушки-России». По прошествии почти ста лет с этих трагических событий мы не можем не видеть, что эта жертва была принесена и принята, а Россия, несмотря на страшные испытания, пока еще милостью Божией существует в надежде на всецелое покаяние русского народа в грехе клятвопреступления и измены Помазаннику Божиему Царю Николаю II и Наследнику Престола Цесаревичу Алексею, повлекшем за собой отрешение Государя от Престола и Цареубийство, в грехе попущения Цареубийства. Только такое соборное покаяние может, по милости Божией и по молитвенному заступничеству святых Царственных мучеников, открыть путь к возрождению Святой Руси и русского народа. [http://mosvedi.ru/article/20432.html]

Президент Русского культурно-просветительного

фонда имени святого Василия Великого

Василий Бойко-ВеликийЯкорь



[1] ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2415. Л. 1–2.

[2] Танеева (Вырубова) А.А. Страницы моей жизни. С. 163.


Дата публикации: 22.08.2017

Поддержите культурно-просветительный сайт.




Православный календарь

7527 год от сотворения мира
2017 год от Рождества Христова

Сегодня
19 сентября
(06 сентября ст.с)

19 сентября
Воспоминание чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хо́нех (Коло́ссах) (IV). Мчч. Евдоксия, Зинона и Макария (311–312). Сщмч. Димитрия пресвитера (1918); сщмчч. Константина, Иоанна и Всеволода пресвитеров (1937). Прп. Архиппа (IV). Мчч. Ромила и с ним многих других (107–115). Сщмч. Кирилла, еп. Гортинского (III–IV). Мчч. Кириака, Фавста пресвитера, Авива диакона и с ним 11-ти мучеников (ок. 250). Прп. Давида (VI). Киево-Братской (1654) и Арапетской икон Божией Матери.


20 сентября
Предпразднство Рождества Пресвятой Богородицы. Мч. Созонта (ок. 304). Свт. Иоанна, архиеп. Новгородского (1186). Прмч. Макария Каневского, архим. Овручского, Переяславского (1678). Прп. Макария Оптинского (1860). Сщмчч. Петра и Михаила пресвитеров, Александра диакона (1918); сщмчч. Евгения, митр. Горьковского, и с ним Стефана пресвитера и прмчч. Евгения, Николая и Пахомия, сщмчч. Григория, Василия пресвитеров, прмч. Льва (1937). Прпп. Александра Пересвета (1380) и Андрея Осляби (ок. 1380). Прп. Серапиона Псковского (1480). Апп. от 70-ти Евода (66) и Онисифора (после 67). Мч. Евпсихия (117–138). Прп. Луки (после 975).

Обращение
В.В. Бойко-Великого

К сотрудникам «Русского Молока» и всех компаний, входящих в группу компаний «Вашъ Финансовый Попечитель».

Награды Фонда



Поиск по сайту


Фотогалерея

 14 Национальная выставка-ярмарка «Книги России», ВВЦ
Мария Аверьянова, директор «Русской школы»
Православные за Путина!

Популярное на сайте

Русский, одевайся по-русски!


Обращение к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву и Премьер-министру России В.В. Путину


Установлена награда в 100 тысяч рублей за сведения об организаторах преступной группы «PussyRiot»


Пожертвовать

Внести пожертвование.


ОАО «Вашъ финансовый попечитель» ОАО «Русское Молоко» Газета «Рузский курьер» Академия Российской Истории Фонд «Возвращение» Русский Издательский Центр